Шаманизм

 

      Прежде почти в каждой кочевой группе нганасан имелся свой шаман. Еще в 19 веке А.Ф.Миддендорф отмечает, что кочевая группа «находилась совершенно под властью своего шамана». А так как интересы разных групп часто не совпадали, и между ними существовали разногласия, каждый шаман был призван отстаивать интересы своей группы, часто в ущерб другой. «Битвы» между ними происходили довольно часто, и были важными элементами сказаний. Иногда побоища эти столь жестоки, что «огромные камни слетали с утесов и катились с грохотом в бездны, сверкали молнии и грохотали громы». Старики нг считают, что в старину самые сильные шаманы могли физически взлетать над землей. В 19 веке, миссионеры, проповедовавшие среди самодийцев, отмечали, что рассказы о чудесных полетах святых не производили на них никакого впечатления, т.к., по их словам, для шаманов это не составляло проблемы. Когда дух шамана путешествует в нашем мире, он часто предстает в виде смерча.     

         Основной функцией нганасанского шамана (мня) являлась передача информации из мира существ нгоу в мир обычных людей, переговоры и обмен с существами нгоу для создания максимально  благоприятных условий жизни группы людей, которую шаман представлял. Он был обязан вынудить любое могущественное нгоу действовать в интересах людей. Мир нгоу также нуждается в шамане, проводнике их воли в людской мир. Каждый шаман выполняет свои функции с помощью духов-помощников, которых бывает бесчисленное множество. По словам известного шамана Дюхаде, действительно полезных среди них всего несколько.   

            Шаманство нганасан ярко отражает всю систему их традиционного мировоззрения и миропонимания. Как нгоу — добрые духи, так и баруси — злые духи — представлены в конкретных образах в шаманстве. Шаман объединял в своем лице почти все общение с миром нгоу, обладал чрезвычайно гибкой способностью к реализации всех возможностей, которые заложены в системе мироздания.

        Несмотря на высокое положение в прошлом шаманов в обществе нганасан, их престижность и некоторые чисто материальные выгоды, которые приносило шаманство, вступавший на этот путь должен быть готовым к постоянным тяжелым испытаниям, выпадавшим на его долю. Поэтому как среди самих шаманов, так и среди рядовых нганасан считалось, что настоящим шаманом становились не по своей воле, а по воле могущественных нгоу или шаманских предков. Многие избранники долго пытались избежать этой нелегкой доли. Способности шамана зависят от обладания им могущественными койка (идолов), наличие шаманов предков, особенно если от них наследуется шаманский костюм и его подвески, являющиеся духами помощниками. Надев готовый костюм другого шамана, приемник должен стать шаманом, овладеть всеми подвесками-идолами-духами, или они сведут его с ума и он умрет.

          Чтобы стать шаманом, начинающий избранник духов должен был пройти долгую, часто продолжающуюся несколько пет, мучительную «шаманскую болезнь». В это время он теряет рассудок, но только в глазах окружающих. На самом же деле в это время душа его (нилти) совершает путешествие по разным дорогам верхнего и нижнего мира, обходит различных божеств и духов и получает от них разные дары; водят ее специальные духи-путеводители. Получая дары, шаман получает и право обращаться к духам и божествам-дарителям во всяких случаях жизни, с уверенностью, что просьбы его будут выполнены. Во время своих путешествий будущий шаман совершенно перерождается. Специальные духи-кузнецы выковывают на огне кости призываемого и закаливают их, «чтобы кости стали железными», выковывают сердце — «чтобы стало смелым и мужественным». Наделяют особыми прозорливыми глазами, видящими божеств и духов, незримых обычным людям. Для того чтобы призываемый получил дар заклинания, «закаливают» ему голос, наделяют также чуткими ушами, способными слышать и понимать не только слова духов, но и разговоры животных и растений. Если среди прямых родственников призываемого были в прошлом представители другой народности, например юраков или эвенков, то в становлении шамана участвуют и духи умерших шаманов этой народности. Таких духов-покровителей шаманов имели, например, таймырский шаман Сериптие Яроскин и вадеевский — Черие. Черие, не зная ни слова по-эвенкийски, во время камлания, когда приходили к нему эвенкийские духи, начинал говорить по-эвенкийски.

   Нганасанские шаманы успешно впитывали любые влияния со стороны, включали их в уже сложившуюся картину мира, расширяя свои возможности, и не нарушая уже сложившиеся системы. При этом интересно, что они без особых проблем впитывали в себя и некоторые образы христианского пантеона, например Никулуска-нго (Николай Чудотворец).      

         Основные духи помощники шамана, как правило, имеют земное происхождение. Нганасанские шаманы окружают себя множеством зверей, птиц представленных, так или иначе в подвесках костюма и койка шамана. Они необходимы для проникновения и действий в том мире, который труднодоступен непосредственному знанию. Эти представители известной фауны (в том числе мамонт) до камлания или после него подкармливаются либо через самого шамана, либо через огонь, в который бросают кусочки жира оленя. Чаще это самки, и поэтому могут иметь множество детей которые, как правило, становятся духами помощниками. Примером является койка медвежья лапа, принадлежавший Демниме, и переданный мне его сыном Дельсюмяку. На нем имеется специальная подвеска показывающая, что это самка, и у нее скоро должен появится ребенок. Нганасанское шаманство впитало в себя то, что обычно принято называть промысловым культом. Все духи-помощники нг шамана имеют материальное выражение в подвесках костюма и отдельных койка. Каждый из них, в зависимости от предназначения, используется шаманом для лечения, удачи на промысле, гадания, поиска заблудившихся, помощи при родах, выяснения намерений врагов, насылания порчи и т.д.

         При камлании «на большие расстояния», в верхний и нижний миры, шаман должен иметь «другие» глаза, отличающиеся от глаз обычных людей. Это, как правило, две темные бусины, пришитые спереди на шаманскую корону и заключенные в два бронзовых колечка. Они могут быть изображены двумя бронзовыми кружочками с клепками посредине. Подобную имитацию глаз делали и для умершего нганасана (8352). Этот обычай связан с представлением о том, что мертвый человек, утеряв способность видеть своими глазами, должен иметь другие, чтобы не заблудиться по пути в землю мертвых.  

          Главным помощником среди людей для шамана обычно выступает туоптуси (подпевало), у последних шаманов, это чаще всего это их жены. С ними шаман согласует время проведения камлания, они помогают в процессе подготовки, одевания шаманского костюма, участвуют в призывании духов-помощников. Во время камлания туоптуси может вмешиваться, и помимо шамана обращаться к появившимся духам, просить их уйти, если присутствие их в данный момент не желательно. Во время больших камланий все сидящие в чуме выступали в роли туоптуси. «Чем больше людей, тем легче идти» говорил Тубяку. Во время камлания шаман многократно вызывал различных нгоу, в зависимости от поставленных задач. Приход очередного нгоу, сопровождался присущих только ему песней.  Присутствующие, своими голосами помогают шаману, сливаются с его духами-помощниками, с его мыслями, и выносят его на новые высоты. Чем громче и непрерывнее звучит бубен, чем больше голосов составляли хор, чем мощнее он звучал, тем больше будет у шамана сил и более результативным будет камлание. Сам шаман обязательно должен обладать сильным голосом. Результативность и психотерапевтический эффект от такого шаманского сеанса очень велик.

            Жена шамана шьет его костюм, и он считается ее собственностью. Шаман Дюходо, имел 3 жен, у каждой из которых хранился один из его трех шаманских костюмов. Перед камланием шаман спрашивает разрешения на его использование. Однако ее собственность не распространяется на подвески нашитые на костюм. Они, как правило, олицетворяют духов-помощников шамана, и либо передаются по наследству, либо изготавливаются по просьбе шамана. Хранится шаманский костюм и все шаманские койка за пределами жилища, в специальной койка-нарте. Соплеменники с удовольствием выполняли поручения шамана, поскольку считалось, что шаман «тянет» жизни своих подопечных, каждый хотел, чтобы на его костюме была какая-нибудь его подвеска. Иногда и долганы стремились, чтобы их подвески имелись на костюме нг шамана.

          Шамана считали ребенком того нгоу, который сделал его шаманом. Шаман, считал всех людей, от имени которых он выступал, своими детьми. Отношение к шаману напоминало отношение к койка, которого будят, постукивая палочкой, разговаривают, подкармливают. При обращении с просьбой вылечить заболевшего, садились рядом с шаманом, несколько раз хлопали его рукой по спине.

         Празднество Чистого чума, Мазуся, которому придавалось большое значение, совершался после полярной ночи, когда показывалось над горизонтом солнце, примерно в первые дни февраля. На этом празднике шаманы испрашивают у божеств и духов благополучие, счастье и удачу в промыслах наступающего года и узнают, будет ли он счастливым. Празднество Чистого чума устраивают только большой и средний шаман, имеющие сильных духов-помощников, могущих подниматься в верхний мир. Население заранее оповещается о предстоящем празднике и съезжается в условленное место в нарядных, свадебных и смертных, одеждах. Празднество Чистого чума продолжается три, пять, семь или девять дней в зависимости от могущества шамана: чем он сильнее, тем продолжительнее празднество.

      Выживание относительно немногочисленной народности, в экстремальном природном окружении, в периодических  конфликтах с соседними народами, сами нганасане, в значительной мере связывали с наличием сильных шаманов, и с их количеством. Судя по фольклорным данным, в былые времена, у нганасан единовременно было несколько десятков шаманов,  в том числе до десяти сильных. С приходом Советской власти, распространением атеизма, шаманство у нганасан постепенно стало приходить в упадок. Еще в 30-е годы, шаман Горнок так описал свои ощущения после камлания во время празднества Чистого чума.

«Раньше шаманов было много, и народу было много. Нынче шаманов не стало, один я остался. Есть только плохие шаманы, они с духом деревьев подниматься (в верхний мир. — А.П.) не могут, один я теперь главным остался. Мелкие шаманы Чистый чум много дней справлять не могут. Гагары опустились вниз, шайтаны померли, пособки (помощи) стало мало. Много шаманов — много помощи. Шаманы умерли, шайтаны деревьев умерли, оттого (духи) к просьбам людей глухи стали. Как будто люди земли от немощи избавиться хотят. «Оттого смерти стало много, что шаманы умерли. Шаманов много было, ледовок (погребений) меньше было.

           Нганасанские шаманы, владели особыми силами, несвойственными шаманам соседствующих народов, считались способными творить чудеса. Это признавали все контактировавшие с нганасанами. Долгане, якуты, эвенки, лесные енцы, однозначно признавали силу и авторитет нганасанских шаманов, часто обращались к ним за помощью, и боялись их разгневать, а шаманы этих народов старались всеми силами не вступать с ними в противоборство, т.к. это было самоубийственно. Рассердившись на кого-либо, шаман может наслать смерть, как выражаются нганасаны, «может съесть человека», т.е. убить его с помощью своих духов-помощников. Шаман мог навести на человека порчу или даже убить его, порезав его след ножом, или создав его изображение-койка из любого материала (предварительно обратившись к материалу) и проткнув его, подкрепив свои намерения соответствующей фразой. До сих пор рассказывают множество невероятных, на традиционный взгляд, историй связанных с нганасанскими шаманами, в которых иногда трудно понять грань между былью и вымыслом. Особенно много таких рассказов о последнем великом шамане рода Нгомтусоу,  Дюхаде, скончавшимся в 40-е годы. Он неоднократно, в присутствии самых разных зрителей, при гадании, протыкал себя специальным копьем. По рассказу его внука Дельсемяку, когда Дюхаде сватался к своей второй жене, ее отец попытался отказать ему. Разозлившись, и желая произвести впечатление, Дюхаде, в присутствии многочисленных свидетелей, ножом взрезал себе брюшную полость. Затем он вырезал себе селезенку, бросил ее на снег (дело было зимой), подождал, когда она замерзнет, и на глазах у присутствующих построгал ее и съел. Сватовство состоялось. Этнограф А.А. Попов, описывал одно из камланий Дюхаде, при котором тот разыскивал потерявшегося в тундре человека. Несмотря на более чем сорокаградусный мороз, этот пожилой к тому времени нг, одетый в шаманский ровдужный костюм на голое тело, в перчатках без пальцев, проводил ритуал на улице в течении многих часов. Он камлал, долго ходил по тундре, расспрашивая растения и животных о судьбе пропавшего. В конце ритуала он точно указал место, где находится заблудившийся, сказал, что он еще жив, но надо поторопиться, он замерзает. Вскоре пропавший был найден в указанном месте, и едва живой был привезен в стойбище. Попов был поражен тем, что Дюхаде не только не обморозился, но и по окончанию ритуала не выглядел даже замерзшим, что совершенно не удивляло окружающих нг, считавших это вполне естественным для шамана. Незадолго до смерти, Дюхаде стало известно, что один из вновь приехавших в поселок Волочанку русских, подозревается в мародерстве, он искал ценности на нганасанских могилах. Встретившись с ним, Дюхаде сопровождаемый несколькими стариками, попытался разобраться, и потребовав объяснений, на что услышал в ответ отборную брань. Дюхаде, глядя прямо в глаза виновнику, внимательно слушал многочисленные пассажи, самым мягким из которых было, что приезжий плевать хотел и на нг, и на Дюхадо вместе с его шаманством, и т.д. Вдруг приезжий замолк, удивленно глядя в глаза шаману. Молчание длилось довольно долго, и было прервано спокойно сказанной фразой: «Нюче (пренебрежительное обращение к русским), через три дня ты умрешь». Едва нганасане покинули провинившегося, у того началась истерика. Забаррикадировавшись в своем доме, он никого к нему не подпускал, грозя пристрелить, периодически из дома слышались крики, выстрелы. Через три дня, все стихло. Когда взломали двери, выяснилось, что хозяин мертв. Крепкий, здоровый мужчина средних лет скончался без видимых причин, остановилось сердце. Появление сильных шаманов часто предсказывались еще до их рождения. Так рождение Дюхаде, предсказала его мать. Во сне, на пятом месяце беременности, она стала женою духа Оспы, и она поняла, что ее будущий ребенок будет шаманом от Оспы, о чем она и рассказала окружающим. Дюхаде стал знаменитым, имея предками необычных шаманов, их духи и сделали его великим шаманом. Вот что рассказывали Попову нганасане о предках Дюхаде: «Стал приходить волк и поедать оленей. Ничего не могли поделать. Вот шаман и сказал: «Я его все-таки изловлю, волк, как и всякие животные, имеет ведь свою мать». И стал три дня камлать, а потом сказал: «Волка я вселил в свою жену, вот увидите, какой родится ребенок». Родился хвостатый ребенок — дед Дюхаде. Он стал знаменитым шаманом и до самой смерти ходил с хвостом.

 Сын Дюхаде, Тубяку, последний сильный шаман, тоже мог протыкать себя копьем, предсказывать погоду, и многое др. Наиболее известен случай, когда Тубяку остановил сильную метель. Была свадьба его сына Леонида, которую праздновали в поселке Усть-Авам. По традиции, начинают праздновать в чуме невесты, а потом все гости с подарками, прибаутками, песнями переезжают  в чум к жениху, для продолжения праздника. Поскольку праздновали в поселке, вместо чумов выступали дома. Но, как назло, к вечеру разыгралась сильная пурга, со шквальным ветром и почти нулевой видимостью. Когда подошло время переходить в дом к невесте, Тубяку сказал сыну, что он остановит пургу, и это будет еще один его подарок к свадьбе. Он вышел на улицу один, вернувшись примерно через 15 минут, сказал, что договорился с духами, можно собираться, но надо торопиться, стихнет не надолго. И действительно, метель неожиданно совершенно стихла и также неожиданно разыгралась с новой силой, примерно на 25-30 минут, чего вполне хватило для перехода в дом жениха. Это событие поразило присутствующую на свадьбе молодежь, однако старики восприняли это событие как должное подтверждение шаманской силы Тубяку, который к тому времени камлал редко.

 Именно костюмы рода Нгомтусоу (Костеркиных), были описаны в 1930 году этнографом А.А.Поповым. К сожалению, в настоящее время очень мало известно о костюмах других нганасанских шаманов, как нет и их описаний. Большая часть шаманской атрибутики была конфискована в период борьбы с религией в 30-40-е годы. Лишь немногое сохранилось в некоторых музеях, судьба остального неизвестна. В этот же период проводились массовые репрессии и против самих шаманов. Почти все они были сосланы в лагерях. Не избежал этой участи и Тубяку Нгомтусоу, который был единственный, кто смог пережить десятилетний срок в Норильлаге, и по окончанию его пешком ушел в родную Авамскую тундру (около 500 км.). Сам Тубяку рассказывал, что выжил благодаря тому, что прикидывался все эти годы дурачком. Его больше не репрессировали, сам Тубяку объяснял это тем, что им был сделан мощный койка, «койка-закон», через которого он улаживал отношения с Советским законом. И действительно, он несколько раз был на грани ареста, но все обходилось, даже костюм и атрибутику не конфисковали.  

Некоторые фрагменты шаманских комплектов попали ко мне. В конце 80-х годов, мне удалось выкупить у частного коллекционера, шаманскую корону, одну из корон, ранее принадлежавших Дюхадо. Позже, Дельсемяку, на правах наследника Дюхадо, провел ритуал передачи ее мне, как новому владельцу. Ритуал сопровождался настолько сильным выбросом энергии, что у съемочной группы, которая пыталась его отснять, полностью вышла из строя вся видеоаппаратура. В 1990 году, Мотюмяку Турдагин, в районе пос. Пайтурма, показал мне и разрешил взять, остатки санки с шаманской атрибутикой принадлежавшей нганасанской шаманке, репрессированной в 40-е годы. К сожалению, комплект сохранился частично. Много, самых разных, отдельных элементов шаманской атрибутики, мне были переданы за годы общения с нг, как признанному, действующему шаману. В 19?? году, скончался шаман Дельсюмяку Костеркин. Он участвовал в шоу, изображая камлания во время  поездок по разным странам, и во время съемок перед многочисленными съемочными группами, приезжавшими в Усть-Авам со всего мира. Будучи настоящим, инициированным шаманом, он, скатился на показуху, при этом, сам понимал это, хотел исправить ситуацию, но не смог, не успел. Сказывалось многолетнее пристрастие к спиртному, которым он злоупотреблял во время представлений. Если бы им использовалась имитация шаманского костюма, бубна и пр., возможно все и обошлось бы. Но он изображал камлания, используя уникальную шаманскую атрибутику, доставшуюся по наследству от отца, шамана Демниме, которая являлась частью атрибутики последнего великого шамана Дюхадо, а тому достались от предков. Духи помощники, и другие силы связанные с этими, очень старыми и мощными культовыми предметами, не потерпели такого отношения к ним. Сперва скончалась жена Дельсюмяку, его туоптуси (помощница). Это было последнее предупреждение, на которое Дельсюмяку не смог правильно отреагировать. Через несколько месяцев скончался он сам. В обоих случаях, причина смерти не установлена, официально зафиксирована остановка сердца. Его родственники, определявшие дальнейшую судьбу уникальных артефактов, понимали всю ответственность ложащуюся на них. Их решением почти все было передано мне. Ко мне попали уникальные вещи, являющиеся фрагментами трех шаманских костюмов Дюхадо, металлический остов шаманского бубна (его сердце), две шаманские короны. Сам костюм (его ровдужная часть, сшитая женой Дельсюмяку), и бубен (деревянная обечайка, и кожаная обтяжка, сделанные самим Дельсюмяку), были по традиции положены на могилу. Именно эти предметы, были описаны, среди прочих, в 1930 году энографом А.А.Поповым. Еще один комплект шаманской атрибутики, также ранее принадлежавшей Дюхадо, находился у Тубяку. Он, после отказа сына Леонида стать приемником, продал его в Дудинский краеведческий музей, оставив у себя, двух сильных койка, бурого и черного медведей, и Великую шаманскую корону, главную культовую святыню всех авамских нг. Она уже с конца 17-го века, фигурирует в устных преданиях, как мощный культовый предмет, принадлежавший шаманам рода Нгомтусоу. После смерти Тубяку, койка и корона, перешли его наследникам, сыну Леониду, и дочери Надежде. Леонид, в 1998-2001 годах, жил со своей семьей на моей базе на озере Лама. Мы проводили совместные камлания, планировали возрождение нганасанских шаманских традиций. Я, не являюсь носителем языка, поэтому не в состоянии выполнить эту задачу в полном объеме. Начали с Леонидом и Надеждой делать новый шаманский костюм, и атрибутику. Помешало пристрастие Леонида к спиртному, из-за которого он уехал в Дудинку. В 2002 году, Леонид пропил медведей, и попытался пропить Великую корону. К счастью, его сестра смогла вовремя забрать ее, и передать мне. В последующие годы, Леонид, несколько раз возвращался на Ламу, но не надолго. Он сделал несколько бубнов, из которых только один оказался удачным, и его удалось оживить. Удачным оказался посох, копия посоха Тубяку.

2 Комментариев к “Шаманизм”

  1. шаманизм — основа основ, возможность КАЖДОМУ прикоснуться к МИРУ. Спасибо за статью.

  2. http://content.foto.mail.ru/mail/sobolev_shlest/_myphoto/i-249.jpg
    Шаманы в день Велеса… готовятся к камланию. Два древних шамана и один молодой, но очень сильный.


+7(3919) 38-33-84

+7(913) 498-33-84 | +7(913) 530-01-77 +7(913) 508-12-06

contuel@mail.ru

Разработано
Веб-студией "Талан Онлайн"